Взяться за перо меня заставила статья Аржана Махина в газете «Листок» «Путь длиною дольше века» от 18 октября 2017 года. Она всколыхнула мои мысли, вспомнилось босоногое детство, взрослые, которые меня окружали, и я поняла, что родиться мне довелось в неординарной семье, как сказал Б.Я.Бедюров - «вы должны гордиться, что родились в семье одних из первых интеллигентов Горного Алтая, семье Сабашкиных».

Прочитываю «Листок» обычно от начала и до конца, с чем-то соглашаюсь, с чем-то нет, однако надо отдать ей должное: эта единственная правдивая газета, оплот оппозиции, которой очень трудно выживать в наши дни. И вот на страницах этой газеты вижу знакомую фамилию Кумандиных. В далеком 1897 году Яков Кумандин (мой прапрадед по материнской линии) открыл школу в Урлу-Аспаке, она размещалась в здании барачного типа. Первым учителем был его сын Сергей Яковлевич Кумандин (мой прадед). Моя бабушка Татьяна Сергеевна Кумандина вышла замуж за Сабашкина Иллариона Павловича из Александровки, они также посвятили свою жизнь педагогической, просветительской деятельности, за что и были наказаны нашим государством в годы репрессий. Так, Сергей Яковлевич был репрессирован вместе с женой Александрой, ее отправили в казахстанские степи, откуда она не вернулась, а он вернулся к своей дочери Татьяне, изможденный и больной. В большой семье Сабашкиных он нашел теплый прием, уход и покой. Похоронены они рядом - Сергей Яковлевич Кумандин, его дочь Татьяна Сергеевна Сабашкина (Кумандина) и зять Сабашкин Илларион Павлович в селе Каракол Онгудайского района.

Прапрадед Кумандин Я.И. был одним из алтайских миссионеров, более тридцати лет проработавший, в основном, в школах Майминского района. Его дети тоже были учителями, священниками, миссионерами. Это была первая алтайская интеллигенция. Прадед Сергей Яковлевич Кумандин после окончания катехизаторского училища работал учителем в школах области. Автор ряда учебников для алтайских школ, составитель словаря, автор статей и рассказов, он был, пожалуй, одним из самых грамотных представителей алтайской интеллигенции. Он работал в издательстве над переводами художественных произведений, составлением алтайско-русского словаря, над грамматикой алтайского языка, писал пьесы и рассказы. Труды его находятся в Горно-Алтайском институте гуманитарных исследований, в республиканской библиотеке.

Как они оказались в Караколе? Это отдельная история. Свершилась Октябрьская революция, началась коллективизация. Раскулачили всех Кумандиных и Сабашкиных, хотя перегибы коллективизации коснулись напрямую этих семей, ведь они никак не могли подлежать раскулачиванию, так как имели небольшое хозяйство, только необходимое для жизни. Сегодня каждый уважающий себя сельский житель имеет 1-3 коровы,10-15 овец, свиней, кур и другую мелкую живность. Когда Сабашкины лишились хозяйства и репрессировали Сергея Яковлевича, то Сабашкин Илларион Павлович, спасая жену и своих трех детей, перешел через перевалы в Бешпельтир, где супруги продолжили преподавание в школе. Дедушка (дальше я буду его так называть, потому что его сильно-сильно любила) познакомился в Аносе с Григорием Гуркиным (по рассказам Е.И.Кутейниковой). Он часто встречался с ним, о чем они говорили, останется для нас тайной, однако Григорий предупреждал дедушку, чтобы он не занимался политикой, а растил детей, а его (Григория) все равно расстреляют. Когда ЭТО случилось, власти начали искать друзей и сочувствующих. Дедушка вместе с женой и детьми перешли перевалы и пришли в Ленин-дjол. Они жили в школе и там же преподавали. Дедушка писал грамматику алтайского языка, работал над словарем, серьезно стал уделять внимание сбору материала о мифах и легендах Горного Алтая, в этом помогал ему двоюродный брат Константинов. Впоследствии дедушка передал свои материалы молодому ученому С.С. Суразакову и наша семья очень ему благодарна, что в кандидатской диссертации Сазон Саймович указал имя Сабашкина И.П.. В тридцатых годах семья переехала в Онгудай, здесь у них родились еще две девочки, одна из которых стала моей матерью (Сабашкина Людмила Илларионовна).

Уже, будучи на пенсии, дедушка с бабушкой переехали в Шашикман. Этот период я очень хорошо помню, как будто это было вчера. Мне было тогда почти два года! В то время я познакомилась со многими взрослыми, которые регулярно навещали своих родителей. Чтобы читателю было понятно, я просто перечислю детей бабушки и дедушки. Самой старшей была Евдокия Илларионовна Кутейникова, по мужу, который погиб в первый год войны, оставив ей трех дочерей-красавиц: Эльфриду, Галину и Софью. На войну ушли два сына: Даниил Илларионович и Борис Илларионович. Их военную судьбу я знаю по их рассказам. Дядя Даниил воевал в штабе армии, он обладал каллиграфическим почерком и абсолютной грамотностью, дошел до Кенигсберга, вернулся домой - вся грудь в орденах и ни одного ранения. Дяде Боре повезло меньше, он служил во фронтовой разведке, вернулся домой без ноги, но зато живой. После войны снова началась волна репрессий. И в эти годы она не обошла стороной нашу семью. Как и положено в деревне, все сельчане заходили поздороваться с фронтовиками, жали руки и просили дядю Доню рассказать о войне, как живут люди за границей. Дядя Доня рассказывал о том, что там электрические утюги и чайники, что люди живут в 2-3-этажных особняках и т.д.. Разное говорили об аресте дедушки и дяди, поэтому в целях установления истины после окончания истфака ГАГПИ я сделала заявку в КГБ и мне довольно быстро пришло приглашение посетить столь строгое учреждение. Меня усадили за стол, принесли толстый том с закладками, чтобы я случайно не увидела свидетелей. Приговор звучал так: отец и сын осуждены за антисоветскую пропаганду, дедушку осудили на 7 лет (за то, что слушал), дядю Даниила на 10 лет. Оказывается, разговоры за столом за чашкой чая – антисоветская пропаганда и подготовка переворота! Стоит ли рассказывать читателю о трудных военных, голодных годах, когда горсточка зерна, съеденная украдкой, казалась счастьем. Мама (Людмила Илларионовна) рассказывала, как детей заставляли собирать колоски и сдавать в колхоз, как они мерзли без зимней одежды на холодном ветру, но до маленьких работников строгие дяди доводили норму и никто не мог их ослушаться. После войны Евдокия Илларионовна, получив извещение, что ее муж Кутейников И.И. пропал без вести, в 1949 году вышла замуж за Кандыкова Толота Ерчиловича. Он был так добр, что старшие дети сразу назвали его папой. Тетя Дуня от этого брака родила трех детей: Виктора Толотовича (умер в 25 лет), был женат и его жена Васса Афанасьевна подарила ему дочку Елену Викторовну, которая родила трех девочек и в настоящее время живет в Онгудае, замужем за Кургуловым Константином Алексеевичем. Даниил Илларионович был женат один раз, после ранней смерти жены остался сын Саша. Они жили вместе с тетей Дуней и , глядя на других детей, он называл ее мамой. Мамой она была и для школьников, которые очень любили ее, за добросовестный труд она награждена знаком «Отличник народного просвещения». Ее дети: Эльфрида Ивановна - педагог, работала завучем школы в Академгородке г. Новосибирска, Галина Ивановна работала в основном воспитателем детского сада, Софья Ивановна - техработник Каракольской средней школы, сейчас живет в городе Дудинка на Таймыре; Татьяна Толотовна-работала врачом-неврологом, родила двух девочек Наташу и Яну, была замужем за Кунгуровым Геннадием Кергиловичем; Вера Николаевна (Толотовна) получила профессию инженера-строителя начала работать в онгудайской строительной организации сначала экономистом, а потом главным бухгалтером. Сейчас находится на пенсии, имеет двух сыновей, Виктора и Александра, а также дочку Татьяну. Замужем за Бороновым Сергеем Ерекеновичем.

Александр Данилович Сабашкин закончил НЭТИ, работал начальником районной РЭС, вырастил и дал высшее образование своим детям Вячеславу и Лидии.

У дяди Бори не было детей. Он работал математиком в школе, а среди родственников его прославили фотографии. Надо признать, что по его фотографиям можно написать без особого труда историю нашей большой семьи.

Наша мама Сабашкина Людмила Илларионовна родилась в1932 году в Онгудае. Продолжила семейную традицию на ниве просвещения. Работала воспитателем, заведующей интернатом, перед пенсией работала заведующей детсадом. Имела троих детей. Александру, по образованию педагог, которая посвятила свою жизнь комсомольской и партийной работе. Лидию, которая работает преподавателем в университете, кандидат наук, живет в Ханты-Мансийске, носит фамилию Каргополова. Самая младшая, Татьяна, работала парикмахером, потом ушла оттуда по состоянию здоровья. У Александры один сын, Петин Максим, хороший столяр, живет в Онгудае. Лидин сын, Евгений Попов работает юристом, живет в Ханты-Мансийске; у Татьяны Шадриной двое детей, Люсьена и Иван, живут в Шебалино. Самой младшей в семье Сабашкиных была тетя Люба. Она рано ушла из жизни, оставив в памяти людей добрый характер, готовность всегда прийти на помощь, ее яркая улыбка и звонкий смех слышатся мне до сих пор. Самые лучшие черты своего характера она передала своим четверым детям. Наташа Макежанова имела троих сыновей, обеспечила их всем необходимым для жизни. Они живут и работают в Горно-Алтайске.

Илларион окончил очно, как бы ни было трудно, истфак ГАГПИ, сделал неплохую карьеру по партийной линии, работал завпарткабинетом горкома партии, сейчас на пенсии. Сколько лет прошло, но я помню, как мы с ним играли с двухлетнего возраста, между прочим, никогда не ругались, я до сих пор считаю его самым любимым братом, который никогда не бросит меня в трудную минуту. Сейчас он живет в Горно-Алтайске, вырастил и дал высшее образование двум дочерям, обе кандидаты наук; Павел продолжил творческий характер семьи Сабашкиных, он изготавливает войлочные ковры, хорошо рисует, постоянно находится в творческом поиске, унаследовал знаменитую фамилию Сабашкиных. Марина окончила Московский педагогический институт, факультет психологии, работает в Онгудайской средней школе, вместе с родной дочерью Машей растут и воспитываются пятеро детей-опекунов. Марина замужем за Пятковым Евгением.

Эту статью я написала в назидание потомкам, чтоб они никогда не растеряли то, что им дали родители, а родителям дали их родители: истинную интеллигентность, доброту к людям, совесть, честность по отношению к самому себе и окружающим, неприятие зла и насилия, в нашей семье месть считалась уделом слабых.

«…и хлеба горбушку и ту пополам…».-так мы всегда жили и живем.

Петина А.А. (по отцу ТАРТЫЕВА, по деду Сабашкина, по бабушке Кумандина)

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)